?

Log in

No account? Create an account

January 14th, 2011

Когда-то очень давно мы с отцом играли в игру, будто я журналистка, а он министр по игрушкам, и я пришла брать у него интервью. Журналистку лет восьми, не старше, интересовал, в общем, всего один вопрос - почему советская промышленность не выпускает игрушек, которые были бы совсем как настоящие, только маленькие. На что министр толкнул длинную речь о нецелесообразности и высокой себестоимости и вообще, кто тогда будет покупать золотые машинки и брильянтовые утюжки. Я согласилась с доводами, и на том интервью и закончилось. Мне ж, воспитанной на куклах с пищалками в животах и пластмассовых крокодилах Генах, и в голову не приходило, что мой такой "детский" вопрос однажды станет реальностью, и в магазинах появятся и утюжки, и стиральные машинки, и целые продуктовые лавки, которые будут совсем как настоящие, только маленькие. И стоить будут, что удивительно, меньше брильянтов.

А подумалось мне об этом, когда мы с Тобиасом испытывали новую, купленную на автобане машинку с реверсивным ходом. Мало того, что трёхевровая машинка выглядит почти полной копией ГДРовского "Трабанта", она и ездит аутентично, то есть фигово: медленно и подпрыгивая даже на гладком полу. А такая же игрушечная BMW, только подороже на пару евро, гоняет по квартире резвым кабанчиком, и плевать ей, паркет под колесами или ковер с обрезанной бахромой. Всё как в жизни. Всё как мечталось.

На Север!

Северное море прекрасно. Особенно зимой. Мы приехали туда за день до Рождества и провели там две чудесных недели. Валялись сугробах, прыгали по торосам, кормили чаек, спасаясь от мороза и ледяного ветра лыжными штанами, а потом - горячим шоколадом. А из окна гостиничного номера наблюдали за большими, со сто домов, кораблями, неспешно везущими свой груз мимо нас дальше, в Гамбург, расталкивая железными носами льды.

Куксхафен (Cuxhaven) - город на самом пике мыса, обдуваемый всеми ветрами, справа - Эльба, слева - Северное море. Город, отвоеванный у моря и защищенный от наводнений длинной дамбой и так и названный (cux или koog - польдер в приливно-отливной зоне). Место, где ночи никогда не бывают слишком темными, а рассветное солнце зажигает рыжими всполохами стекла маяка.

По дороге туда я впервые увидела вживую заснеженный автобан: вместо двух полос - белое поле, и только посерединке две укатанные колеи лоснятся в свете фар, как старые штаны.

В Куксхафене нет других птиц, кроме чаек и галок. Никаких воробьев или синиц, только черное и белое. Чуднó - идешь в супермаркет за хлебом, а перед входом толкутся откромленные толстенькие чайки.

Селедка там великолепная. Жирная, нежная, просто тает во рту. И крабы - мелкие, зато на тарелку их наваливают от души, горой. А в рождественском меню в отеле одной из перемен была половина утки с медовой корочкой, картофельными крокетами с абрикосами и обязательной краснокачанной капустой. Мечта поэта.

Холод там был такой, что даже при нулевой температуре я ходила в меховой шапке. А немцы разгуливали по дамбе в джинсиках и зачастую вообще безо всяких головных уборов. Даже смотреть на них мне было холодно.


Смотреть ещеCollapse )

п р о д о л ж е н и е    с л е д у е т