?

Log in

No account? Create an account

May 30th, 2019

Вчера словила инсайт на ровном практически месте. Началось всё вполне безобидно - мне захотелось выяснить, где в Германии учат тому, чему училась в свое время я в МИИГА. Параллельно возникло смутное желание повторить и пойти наконец снова работать по специальности. Нашла, оказалось далеко от меня, в Вормсе. А рядом та же вормская школа в сотрудничестве с аэропортом предлагает четырехгодичное обучение на английском за каких-то полторы тысячи евро в месяц (на всякий случай - это был сарказм). Стоимость учебы пыл слегка пригасила, но мне стало интересно покопаться, с чего это желание вообще возникло. Ну просто потому что из авиации я ушла 16 лет назад и, учитывая очень стрессовое последнее место московское место работы, первые пару лет нарадоваться не могла своей свободе. Вспомнила практику в Шереметево, как мы запросто проходили туда, куда обычным смертным путь заказан, и чувство своей значимости при этом. Весомости. Солидности. Заодно осознала, что эта самая собственная весомость мне всегда была важна. Ощущать себя эдаким тяжеловесом в профессии, в учебе, в чем угодно, - сказочное на самом деле чувство, наркотик практически. К сожалению, возможно только в коллективе, когда есть кому свою весомость демонстрировать. Сейчас некому, разве что по мелочи, и оказывается, меня это очень гнетет (а я и не подозревала об этом до вчерашнего вечера). Причем гнетет настолько, что я добрала себе весомости совсем в другой валюте. Зато наглядно!

Ну и попутно про солидность вспомнилось. Когда мне было 11, мы с отцом поехали отдыхать в Леселидзе. Мне там очень нравилось, сразу через дорогу от пансионата росли сосны, а за ними начиналось море с галечным пляжем. Чуть дальше по берегу выпекали лаваши, вечером над головами носились летучие мыши, а вдоль дорог искрились гирлянды светлячков, а в парке возле пансионата росли магнолии. Не те маленькие, которые в Германии в каждом втором дворе, а огромные, с толстыми глянцевитыми листьями и душистыми пьяными цветками будто из белого воска. Одно было плохо - детей моего возраста почти не было. Но как-то в парке я познакомилась с братом и сестрой, они были чуть младше меня, но мы поладили и полдня бегали, дурачились, искали землянику и устраивали домики под ветвями кипарисов. И вот мой отец на эти игры недовольно сказал, что эти дети мне не ровня и что надо быть солиднее. И вроде он не запретил мне играть с теми детьми, но вся радость пропала. Не помню, как было дальше. То ли дети довольно быстро уехали, то ли отец старался организовать день так, чтобы мы почти всегда были вне пансионата, но больше мы не играли. Интересно тут другое. Уезжала я на море хрупкой веточкой, а через месяц вернулась тяжеловесом. Бедра и ноги совершенно изменили свою форму и стали непропорционально большими по отношению к остальному телу. Солидными. Весомыми. Такими и остаются поныне.

Годы, когда у меня был самый маленький вес, логично приходятся на самые активные годы, в которые весомость добиралась извне.

По итогам разрешила себе вчера быть легковесной и легкомысленной. Посмотрим, сработает ли.