?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тётя Валли и её собачка

Жили-были-не тужили тётя Валли и дядя Вилли. А вместе с ними в том же городке Алленштайн в Восточной Пруссии жила семья дяди Вилли. Дядя Вилли был учителем, а по вечерам, после основной работы, преподавал в вечерней школе для железнодорожников. Дядя Вилли и тетя Валли нежно любили друг друга, только вот детей в их брачном союзе не случилось, и утешение тетя Валли находила в маленькой ласковой таксе по прозвищу Пурцель (Малыш). Втроем они были чудесной дружной семьей, по выходным наверняка ходили гулять по старинным улочкам, захаживали в знаменитый храм святого Якова (ныне Ольштынский собор), который в 1521 году сам Николай Коперник, бывший тогда администратором капитула Вармии, подготовил для успешной защиты от нападения тевтонских рыцарей. Тех самых, кстати, чей представитель за два века до Коперника, в 1334 году, и основал город, поставив деревянную сторожевую башню в излучине реки Лына (или Alne, "лань" по-прусски) и дав ей название Алленштайн. В том же 14 веке появилось и польское название города Ольштын.

В конце 18 века вся Вармия была включена в состав королевства Пруссия. Потом, после первой мировой войны, когда по Версальскому договору некоторые германские территории были аннексированы, южной части Восточной Пруссии (и Алленштайну, конечно) было предоставлено право самим определить свою государственную принадлежность путем референдума. И почти 98% жителей высказались за то, чтобы остаться в составе Германии. К 1939 году в городе жило чуть больше пятидесяти тысяч человек. Милый, уютный городок.

А потом разразилась вторая мировая.
Дядю Вилли призвали на фронт. Тетя Валли осталась одна с Малышом. Жила, может, и не совсем как раньше, но жила, ждала возвращения мужа домой, радовалась его редким письмам. Осенью 1945 года Советская Армия перешла в наступление.



Нацисты из министерства пропаганды, прекрасно сознавая близость конца, истерично визжали про выдуманные зверства русских, не гнушаясь самых чудовищных фальсификаций. Другие нацисты, так же ясно видевшие конец игры, составляли прекрасно продуманные планы эвакуации гражданского немецкого населения из Восточной Пруссии. Но третьи, оголтелые нацисты-фанатики вроде Эрика Коха, гауляйтера Восточной Пруссии, не давали этим планам хода, начав эвакуацию непростительно поздно - лишь 20 января 1945 года. Кому-то повезло, их эвакуировали морем во время грандиозной операции по эвакуации морем под названием "Ганнибал". Но большинство, уверовав в пропаганду и поддавшись панике, решило спасаться самостоятельно, не дожидаясь помощи властей, и в итоге толпы беженцев плотно заблокировали основные транспортные артерии, резко осложнив снабжение и пополнение личным составом группировки вермахта.

Тетя Валли попыталась сесть на один из поездов. Ей даже удалось достать билет, но при посадке вдруг выяснилось, что сама она ехать может, а вот Малыша придется оставить. В поезде не место для собак. И вообще не время думать о каких-то там собачонках. Расстроенная, тетя Валли отошла от вагона. Ей было совершенно ясно, что Малыша она ни за что не бросит, но всё же надо как-то выбираться отсюда. Ведь скоро придут русские, которые, как пишут в газетах, насилуют подряд всех немок от 10 до 70 лет, делая это по приказу сверху. К счастью, тетя Валли вовремя вспомнила о железнодорожных работниках, которым дядя Вилли преподавал до войны и со многими из которых у дяди Вилли и тети Валли завязались добрые отношения. Тетя Валли помчалась в здание вокзала, разыскала кого-то из друзей, рассказала о своих трудностях. И немедленно получила утешение. Друг семьи по секрету сказал ей, что уже готов состав для самих железнодорожников, и что он вот-вот подойдет, и ей, тете Валли, он обязательно поможет уехать с этим составом, и разумеется, Малыша она сможет взять с собой, только не надо болтать о том, что он ей только что рассказал, а надо просто сесть и подождать.

Обрадованная и растроганная тетя Валли, прижимая к груди таксу, отошла от приятеля, и тут заорала сирена воздушной тревоги. Все, и тетя Валли с Малышом, сломя голову ринулись в вокзальное бомбоубежище. Туда вообще-то тоже было нельзя с собаками, но царила такая неразбериха, что на Малыша никто не обратил внимание. Тетя Валли и Малыш пересидели авианалет, а когда после отбоя вышли наружу, узнали, что русские уже в Алленштайне. Узнали об этом они очень просто - вокзал был занят советскими солдатами. Всех оказавшихся на вокзале взяли в кольцо и отвели в располагавшееся неподалеку здание школы, разместив человек по пятьдесят в каждом классе. Было 22 января 1945 года.

А дальше всех немцев погнали из Восточной Пруссии куда-то на северо-запад, на исконные немецкие территории*. В числе депортированных оказалась и тетя Валли со своей собачкой. Безо всяких вещей, в одежде, совсем не приспособленной для долгих переходов по снегу, колонна несчастных шла и шла, останавливаясь на ночлег на хуторах. Зима в тот год выдалась суровая, каких даже старожили не помнили, кормили переселенцев скудно. Тетя Валли сдружилась в пути с одной женщиной с тремя детьми, один из которых не вынес тягот перехода и умер. Отчаявшись, тетя Валли попыталась задушить Малыша поводком. Еды катастрофически не хватало, и ей казалось, что, убив собаку, она спасет его от еще больших мучений. Но у нее ничего не вышло. Так они и шли вдвоем, пока тетя Валли не заболела дифтерией. Она умерла на одном из хуторов, и ее тело пришлось закидать навозом, потому что земля промерзла и словно окаменела и нечего было и думать о том, чтобы похоронить тетю Валли по-настоящему, а большая навозная куча стояла под навесом и оказалась единственным, куда можно было воткнуть лопату.

Дети той женщины, спутницы Валли, пожелали забрать ласкового милого пёсика с собой, но пёсик улегся поверх импровизированной могилы и отказался идти дальше. Как ни плакали дети, уговаривая Малыша пойти с ними, он до конца остался верен своей хозяйке, пожертвовавшей ради него собственным спасением.

О печальной судьбе тети Валли и ее собаки много позже узнал дядя Вилли. Вернувшись с войны, он много лет потратил на поиски своей жены, пока при помощи Красного Креста не отыскал ее следы. Потом дядя Вилли рассказал эту историю своей племяннице Доре, а Дора уже перессказала ее мне.

* Пожалуйста, не думайте только, что депортация была исключительно советским изобретением. Усердствовали все, особенно Польша, Чехия, Румыния, Венгрия, а решение о депортации принималось союзниками - Америкой, Англией и Союзом, конечно, совместно. Но раз вина не лежит целиком и полностью на одном только Сталине, то и вспоминать об этом теперь не принято и вообще не прилично.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
mia_gabrielle
Oct. 26th, 2015 07:55 pm (UTC)
Как это все страшно и больно. (((
april_sunny
Oct. 31st, 2015 04:44 pm (UTC)
Да :((( И совсем как-то неважно, с какой стороны, "плохой" или "хорошей" это происходит...
( 2 comments — Leave a comment )