?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Француз

Один известный французский собиратель вин, в коллекции которого есть самые редкие вина мира, в том числе бутылки времен Наполеона, оказался к тому же большим ценителем крымских вин. И на днях взял и устроил в русском посольстве во Франции их дегустацию. Осуществить предприятие между тем оказалось не так-то просто. Во-первых, сначала француз не смог расплатиться на полуострове своей картой. Во-вторых, ввоз вина из Крыма в ЕС запрещен. Пришлось подключить министерство сельского хозяйства Крыма, а те уже по своим каналам договаривались с Москвой. Итог - десятки бутылок отправились во Францию дипломатическим багажом до самого посольства, которое как бы не является территорией Франции. По той же причине и презентацию пришлось проводить там же. Так что французы и крымского вина отведали, и вино официально границу ЕС не пересекало.

А парой лет раньше тот же француз едва не отправился по стезе Жерара Депардье. На его погреб было совершено разбойное нападение. По счастью, никто не пострадал, зато прицепились налоговики, потребовав заплатить самую малость - пару миллионов, мотивируя это тем, что сама коллекция стоит не в пример больше. К слову сказать, коллекция, не предназначенная ни для продажи, ни для пития, а исключительно для удовольствия. Коллекционер платить отказывался (и правильно делал, я бы тоже отказалась), собираясь в случае чего уехать в Россию. Чем тогда дело кончилось, не знаю, но, видимо, неплохо, раз француз до сих пор во Франции.

А я помню, как этот француз приезжал в Москву. В ожиданиии его приезда подоконники во всех комнатах были заставлены всевозможными бутылками - для его коллекции. Мне было тринадцать, я была наивна и романтична и виртуально влюблена в его сына. Сын был красавчик, судя по фотографии, и втайне я надеялась, что папа привезет сына с собой. Не привез. Но встреча все равно удалась, мы ели домашние пельмени и картошку с грибами (лично собранными), француз нахваливал и просил добавки. Еще пили вино, но мне по малолетству не досталось, поэтому я налегала на грибы и торт и все силилась себе представить, как это - за окном февраль, а папин старинный друг из далекой загадочной Франции явился в легоньком плащике, потому что там, во Франции, уже тепло и даже зацвели тюльпаны.