Sunny (april_sunny) wrote,
Sunny
april_sunny

Categories:

"Die Liebe höret nimmer auf"

Если пройти несколько шагов по моей улице, то за виноградным холмом, что весной радует взгляд свежей зеленью, а осенью оглашается радостными криками виноградарей, откроется еще один холм, чуть вдалеке, а на нем наблюдатель увидит красивое и величественное, словно парящее в воздухе сооружение в античном стиле, а над ним - золоченый крест, в ясную солнечную погоду сияющий огнем, словно невиданная звезда. Пеший путь на вершину холма кажется простым, но на деле долог и извилист, дорожка петляет среди виноградников, то взбираясь, кряхтя, наверх, то весело сбегая вниз. Есть и другой путь - на автобусе, но к вершине все равно придется карабкаться самому оставшиеся двести-триста метров. Не испугавшийся же испытания путник, добравшись до подножия мавзолея, так напоминающего маленький античный храм, остановится в немом почтении перед входом и прочтет надпись, от которой у не в меру эмоциональных барышень начинает першить в горле, а слезы сами наворачиваются на глаза, и замрет ненадолго, и вспомнит, может быть, о том, кто высек эту надпись, и коснутся на миг загрустившей души мимолетные думы о вечном и бесконечном, а потом очнется душа и вернется к привычным делам и заботам, потому что хлопотно это - долго думать о вечности, и пойдет себе путник дальше, но нет-нет, да и встрепенется сердце, заноет сладко, разбуженное неясными воспоминаниями, и наполнится щемящей радостью, потому что ведь любовь и правда не умирает. И горят на солнце золотые буквы над входом: "Die Liebe höret nimmer auf" - "Любовь никогда не умрет".



***
Давным-давно жила-была маленькая девочка, веселая и непоседливая, и больше всего на свете мечтала она о том, чтобы когда-нибудь стать императрицей. Живая и непосредственная, девочка с личиком ангела росла и из милого ребенка превращалась в амбициозную и честолюбивую интриганку, непомерно эгоистичную и деятельную, взбалмошную, но невозможно обаятельную и оттого всеми любимую красавицу. Звали девочку Екатериной. Бабку ее тоже звали Екатериной. Второй. А брата - Александром. Первым.

Назначение великих княжен, принцесс при любом дворе практически всегда было неизменным - они должны были выгодно выходить замуж на благо своего государства. Исключения в истории были, но их немного. Во всяком случае, Екатерина таким исключением не стала. Но от многих высокородных жертв политики династических союзов ее отличало то, что она сама жаждала выгодного для России - и для себя! - замужества. И желала она не абы какого союза, а с домом Габсбургов, лелея при этом мечты водрузить на свою прекрасную голову когда-нибудь австрийскую императорскую корону.

Австрийской императрицей она так и не стала. Интересы России вынудили ее выйти замуж за герцога Георга Ольденбургского, но, как ни странно, брак оказался счастливым. Такое тоже изредка случается. Супруги жили душа в душу, любили друг друга и во всем друг друга поддерживали. Увы, семейная идиллия продлилась недолго - в год наполеоновского нашествия на Москву Георг инспектировал один из госпиталей для раненных, заразился там тифом и сразу после Рождества скончался. Смерть стала ударом для Екатерины, от которого она так и не оправилась до конца своих дней. Но такой уж был у нее характер - даже горечь утраты не смогла отвратить ее от излюбленного занятия - политики, и спустя несколько недель она уже колесила по Европе, подбадривая брата-императора и плетя интриги. В те времена женщине было нелегко сделать что-либо значительное на традиционном мужском поприще, не удалось это и Екатерине, немотря на все ее горячее желание. Однако попыток своих она не оставляла и даже предприняла новый поистине кавалерийский матримониальный наскок на Габсбургский дом, снова, впрочем, безуспешный. Почти ни одна из ее фантазий не стала явью, но след ее в истории подобен светящемуся следу падающей звезды - ничего не изменяющему в положении светил, но сказочно красивому.

И носилась наша звездочка по Европе, вызывая своим появлением то скандалы, то обожание, пока не столкнулась на своем пути с таким же ярким и безрассудным метеором из Вюртемберга. Вюртемберг был всего лишь одним из многочисленных германских государств, но планы Вильгельма, наследного принца, были не менее амбициозны и честолюбивы, чем планы Екатерины. Ему ужасно хотелось, чтобы его родной Вюртемберг занял когда-нибудь главенствующее положение среди всех немецких королевств и княжеств, а он сам смог бы надеть корону императора объединенной Германии! И вот эти двое встретились. Вильгельм и Екатерина.

Они были словно созданы друг для друга. Страсть вспыхнула в их сердцах сразу, как пожар, и закружила, понесла их. Вильгельм был женат, но разве обращают влюбленные внимание на такие мелочи! Тем более такие влюбленные, как эти. Десятки пылких писем, сотни нежных записочек, подарки на память и снова записочки со словами благодарности... И ничего пылкие возлюбленные не желали теперь так страстно, как пожениться. К тому же в браке, помимо друг друга, они бы обрели: Вильгельм - защиту и поддержку великой России, а Екатерина - вполне реальные надежды стать императрицей. Вильгельм начал бракоразводный процесс, который затянулся на годы, Екатерина торопила мать и брата, а те не решались дать согласие на брак, пока Римская церковь вслед за Вюртебмергским судом, который уже давно признал первый брак Вильгельма недействительным, аннулирует брак. По счастью, это было единственным препятствием на пути влюбленных, поскольку союз Екатерины с южногерманским наследным принцем был на ту пору выгоден России. Влюбленные томились в разлуке, а разрешение из Ватикана все не шло. Римская курия, видимо, решила потерзать потенциального германского императора и заранее дать ему почувствовать на себе твердую длань Святейшего престола, даром что император потенциальный был вовсе протестант, а не католик. Теряющая терпение мать Екатерины и императрица Мария Федоровна наконец назначила на январь 1816 года день помолвки и свадьбы дочери с Вильгельмом, который приходился вдовствующей императрице, кстати сказать, родным племянником (дело обычное по тем временам), не дожидаясь разрешения католической церкви. Екатерина и Вильгельм уже были помолвлены, когда Ватикан наконец соизволил дать положительный ответ. После пышной свадьбы в Петербурге молодожены укатили в Вюртемберг, нищий, разоренный войной и страшным неурожаем, погрязший в политических спорах до хрипоты. После пышных дворцов Петербурга и Павловска Екатерине должно было показаться здесь еще тоскливее, чем было на самом деле, но на то она и была внучкой великой Екатерины II, чтобы не сидеть сложа руки и не ныть. Вдвоем с Вильгельмом, ставшим в конце октября после кончины своего отца королем, принялись они за дело, и за два года Екатерине удалось привести чахнущее королевство в такой порядок, что население сегодняшнего Вюртемберга, давно уже не королевства, до сих пор с теплотой и любовью отзывается о своей королеве Катарине.

Но Екатерина, трудясь на благо новой родины, забывала о самой себе. Впрочем, она и раньше никогда особенно не заботилась о своем здоровье. Несмотря на все тревожные звоночки, занятие это казалось ей скучным и глупым: ведь вокруг столько интересного, столько начатого и пока недоделанного, а еще больше задуманного! Когда же взять время на праздные лечебные ванны или и того хуже - на валяние в постели? Нет времени, нет и быть не может! А между тем здоровье Екатерины, молодой и красивой, деятельной и жизнелюбивой, все ухудшалось, о чем врачи безуспешно предупреждали ее. Врачи после тяжелого припадка, вызванного известием о смерти первого мужа, все же были всегда возле нее и следили за любым изменением в ее самочувствии. Увы, это все, что было в их силах. Дать себе отдых Екатерина не желала, работала до изнеможения, родила вот уже четвертого ребенка (двое сыновей появились в первом браке и две дочери - во втором) и, кажется, снова была беременна, хотя временами ее одолевали мрачные предчувствия, и тогда она пророчески заявляла, что никогда не состарится, а в один день взяла да и составила завещание. Ей было тогда 29 лет.

А в 31 год Екатерина умерла. Всего неделю назад она веселилась на новогодних торжествах, а 9 января ее не стало. Все началось с обычной легкой простуды, а закончилось апоплексическим ударом (кровоизлиянием в мозг). Быстрая и загадочная смерть породила невероятную кучу слухов и домыслов, не смолкавших до конца столетия. Хотя загадочной ее смерть выглядит только для неопосвященных. Екатерина была больна, и больна долго и серьезно. Годами она страдала от обмороков и судорог, но обладала столь необыкновенной силой воли, что умело подавляла и скрывала свой недуг. Вильгельм, овдовевший всего через три года счастливого брака, был безутешен. Он не был Екатерине верным мужем и частенько заводил интрижки на стороне, но для короля было бы скорее странным, если бы он не заводил никаких интрижек... А теперь Вильгельму нужно было позаботиться о постройке достойной усыпальницы для Екатерины. Все российские великие княжны, выходившие замуж за границу, должны были получить от взявшей их в жены страны последний подарок - православную часовню, где они находили свой последний приют. Таковы были правила императорского дома Романовых, и нарушать их было нельзя. Да Вильгельм и не собирался этого делать, вот только часовню строить ему не хотелось. Слишком мало сказала бы простая часовенка его сердцу.

Когда-то Екатерина, задумчиво глядя на гору Ротенберг, где находились руины родового замка вюртембергских правителей, сказала, что хотела бы после своей смерти покоиться именно там. Вильгельм вспомнил ее слова теперь. Долго и придирчиво рассматривал Вильгельм приносимые ему эскизы, но все было не то, и лишь спустя год король остановился на одном из них. То был проект скромной классической капеллы, следующей образцам античного храма и ничем не напоминающей традиционную древнерусскую православную архитектуру. Усыпальница должна была стать не только местом последнего упокоения своевольной и дерзкой внучки Екатерины II, любимой сестры Александра I, великой российской княжны Екатерины Павловны. На горе Ротенберг, так много значащей для вюртембержцев, должно было появиться памятное место, связанное для короля с его любимой женой и ставшее для него символом собственных достижений.

В 1820 году Вильгельм заложил первый камень в основание мемориала, а четыре года спустя Штуттгарте зазвучали все церковные колокола. С торжественной процессией король перенес останки Екатерины из фамильного склепа в новую усыпальницу. Королева наконец обрела свой вечный покой.
Над входом в храм Вильгельм приказал высечь слова: "Любовь никогда не умрет". Он пережил Екатерину на 45 лет, вскоре после ее смерти он снова женился, так как престолу нужен был наследник, но его новый брак не был счастливым, и свой век супруги доживали порознь, Вильгельм в Вюртемберге, а Паулина, его третья жена, подарившая ему сына, будущего короля Вюртемберга Карла I, и двух дочерей, в Швейцарии. Отношения между супругами были столь натянутыми, что Вильгельм даже исключил Паулину из своего завещания. После своей смерти Вильгельм пожелал соединиться с любимой Катариной. Его пожелание было выполнено, и тело его было погребено в роттенбергской капелле, рядом с королевой. Ведь настоящая любовь не умирает.


Tags: истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments