Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Mille Feuille

(no subject)

Вчера словила инсайт на ровном практически месте. Началось всё вполне безобидно - мне захотелось выяснить, где в Германии учат тому, чему училась в свое время я в МИИГА. Параллельно возникло смутное желание повторить и пойти наконец снова работать по специальности. Нашла, оказалось далеко от меня, в Вормсе. А рядом та же вормская школа в сотрудничестве с аэропортом предлагает четырехгодичное обучение на английском за каких-то полторы тысячи евро в месяц (на всякий случай - это был сарказм). Стоимость учебы пыл слегка пригасила, но мне стало интересно покопаться, с чего это желание вообще возникло. Ну просто потому что из авиации я ушла 16 лет назад и, учитывая очень стрессовое последнее место московское место работы, первые пару лет нарадоваться не могла своей свободе. Вспомнила практику в Шереметево, как мы запросто проходили туда, куда обычным смертным путь заказан, и чувство своей значимости при этом. Весомости. Солидности. Заодно осознала, что эта самая собственная весомость мне всегда была важна. Ощущать себя эдаким тяжеловесом в профессии, в учебе, в чем угодно, - сказочное на самом деле чувство, наркотик практически. К сожалению, возможно только в коллективе, когда есть кому свою весомость демонстрировать. Сейчас некому, разве что по мелочи, и оказывается, меня это очень гнетет (а я и не подозревала об этом до вчерашнего вечера). Причем гнетет настолько, что я добрала себе весомости совсем в другой валюте. Зато наглядно!

Ну и попутно про солидность вспомнилось. Когда мне было 11, мы с отцом поехали отдыхать в Леселидзе. Мне там очень нравилось, сразу через дорогу от пансионата росли сосны, а за ними начиналось море с галечным пляжем. Чуть дальше по берегу выпекали лаваши, вечером над головами носились летучие мыши, а вдоль дорог искрились гирлянды светлячков, а в парке возле пансионата росли магнолии. Не те маленькие, которые в Германии в каждом втором дворе, а огромные, с толстыми глянцевитыми листьями и душистыми пьяными цветками будто из белого воска. Одно было плохо - детей моего возраста почти не было. Но как-то в парке я познакомилась с братом и сестрой, они были чуть младше меня, но мы поладили и полдня бегали, дурачились, искали землянику и устраивали домики под ветвями кипарисов. И вот мой отец на эти игры недовольно сказал, что эти дети мне не ровня и что надо быть солиднее. И вроде он не запретил мне играть с теми детьми, но вся радость пропала. Не помню, как было дальше. То ли дети довольно быстро уехали, то ли отец старался организовать день так, чтобы мы почти всегда были вне пансионата, но больше мы не играли. Интересно тут другое. Уезжала я на море хрупкой веточкой, а через месяц вернулась тяжеловесом. Бедра и ноги совершенно изменили свою форму и стали непропорционально большими по отношению к остальному телу. Солидными. Весомыми. Такими и остаются поныне.

Годы, когда у меня был самый маленький вес, логично приходятся на самые активные годы, в которые весомость добиралась извне.

По итогам разрешила себе вчера быть легковесной и легкомысленной. Посмотрим, сработает ли.
Mille Feuille

(no subject)

Ну откуда во мне эта дикая неуверенность? Вернее, абсолютная уверенность, что я ничего не могу, всё запорю и вообще не стоит мне ни за что браться. Вот ни на чем же не основана. Но снова и снова, когда рисовальный зуд становится нестерпимым, я беру черновики, мелокоформатные блокнотики, оборотную сторону листов с упражнениями, старые детские школьные контрольные (лишь бы поля там были)... Что угодно, лишь бы не чистый новый лист нормальной бумаги. Потому что если я возьму его, я сначала зависну над ним на полчаса, а потом буду трястись над каждой линией и, конечно, запорю рисунок. Дурдом, и это при том, что напряженки с бумагой у меня нет.

Пора, пора отписывать всю эту дрянь и убрать уже этот совершенно тупой страх. Откуда только он взялся...
Mille Feuille

(no subject)

У ребенка был тест по латыни. После школы спрашиваю - как написал? Отвечает:
-Хорошо! Только не знаю, правильно ли.
Mille Feuille

(no subject)

Надо найти в сети некое рекламное фото, нормальные запросы ничего не дают. Забиваю в гугль "h&m толстуха с мячом", мне вываливается всё что угодно - дети, детские коляски, даже Путин с букетом роз и поздравлением с восьмым марта. Нужного фото нет.
Mille Feuille

(no subject)

Тобиас на Пасху получил смартфон. Но поначалу-то он не знал, что получит. Поэтому сначала дети радостно носились по саду, разыскивая кусочки карты, на которой было зашифровано некое место. Потом складывали карту, как паззл, расшифровывали картинку, искали то место. "Тем местом" оказался гараж, в котором мы спрятали ключи от садовых домиков. Теперь надо было найти правильный домик (их два - наследство от предыдущих владельцев, и в каждом по две двери), а в домике уже отыскать подарки. Софи справилась быстро - ее коробки были огромными, особо не запрячешь. А Тобиас, когда нашел свой маленький сверточек, поначалу даже не хотел его разворачивать (ну правда, что там может быть интересного). А когда все-таки содрал обертку, замер с распахнутыми глазами, прошелестел "держите меня" и рухнул. Не по-настоящему, конечно, только сделал вид, но счастье до сих пор. Он бы и спал с этим телефоном, если бы я, злыдня, не забирала его, нудя, что ночью надо спать.
Mille Feuille

(no subject)

Оба ребенка в школе. Расписание у обоих разное, отвозить и забирать их нужно почти всегда в разное время. Мы с Хартмутом делим обязанности, поэтому "делим" детей и каждый отвозит-забирает "своего".
Я выезжаю всегда на пять минут раньше, чтобы припарковаться рядом со школой. Потом покупаю слойку с яблоком и еду домой. И вот она - свобода на целых три часа. Можно неспеша выпить кофе со слойкой, можно повисеть в сети, написать рассказ, почитать книгу. Можно, конечно, и убраться, отдраить раковины, съездить в супермаркет. И всё это я тоже делаю. Но не каждый день. Не сегодня. Сегодня мои три часа будут заполнены кофе, желтыми листьями и туманом над лесом и абсолютной пустотой в голове. Перегруз.
Mille Feuille

(no subject)

Замечательная штука пятибук. Прочитала про него перед новым годом у кого-то в жж, и сразу стало понятно, что именно найдет под елкой половина моей семьи, включая меня саму. Пятибук - то же самое, что обычный дневник, только расчитанный на пять лет. Поэтому каждая страница-день поделена на пять блоков, по одному на каждый год.
Теперь мы дружно каждый вечер развлекаемся тем, что записываем события прошедшего дня. Тобиас, получивший детский трибук, мучительно вспоминает, что же вообще этим днем происходило. Что пишет муж, не знаю, он не показывает, только загадочно улыбается. А мне, любительнице растечься мыслию по древу, дневниковые абзацы кажутся ужасно маленькими, поэтому я решила - пусть мой дневник будет не обычным дневником, а местом, где я буду собирать только хорошие воспоминания. Иногда бывает сложно найти хоть что-то доброе в мрачном и тоскливом дне, иногда пяти строк катастрофически не хватает, чтобы нанизать на них все сокровища дня, но так или иначе, ни одна страница не остается незаполненной.
А пару недель назад у нас появился неиссякаемый источник радости. Но это уже другая история.
Mille Feuille

Тётя Валли и её собачка

Жили-были-не тужили тётя Валли и дядя Вилли. А вместе с ними в том же городке Алленштайн в Восточной Пруссии жила семья дяди Вилли. Дядя Вилли был учителем, а по вечерам, после основной работы, преподавал в вечерней школе для железнодорожников. Дядя Вилли и тетя Валли нежно любили друг друга, только вот детей в их брачном союзе не случилось, и утешение тетя Валли находила в маленькой ласковой таксе по прозвищу Пурцель (Малыш). Втроем они были чудесной дружной семьей, по выходным наверняка ходили гулять по старинным улочкам, захаживали в знаменитый храм святого Якова (ныне Ольштынский собор), который в 1521 году сам Николай Коперник, бывший тогда администратором капитула Вармии, подготовил для успешной защиты от нападения тевтонских рыцарей. Тех самых, кстати, чей представитель за два века до Коперника, в 1334 году, и основал город, поставив деревянную сторожевую башню в излучине реки Лына (или Alne, "лань" по-прусски) и дав ей название Алленштайн. В том же 14 веке появилось и польское название города Ольштын.

В конце 18 века вся Вармия была включена в состав королевства Пруссия. Потом, после первой мировой войны, когда по Версальскому договору некоторые германские территории были аннексированы, южной части Восточной Пруссии (и Алленштайну, конечно) было предоставлено право самим определить свою государственную принадлежность путем референдума. И почти 98% жителей высказались за то, чтобы остаться в составе Германии. К 1939 году в городе жило чуть больше пятидесяти тысяч человек. Милый, уютный городок.

А потом разразилась вторая мировая.Collapse )
Mille Feuille

Нет места

Софи увидела у омы (бабушки) Доры на окне глиняного кролика и стала просить разрешения притащить его к нам наверх. Бабушка разрешила, но все же кролика пришлось оставить там, где он был. Наверху просто нет места еще для одной игрушки, которая к тому же может в любой момент разбиться. Всё завалено детскими рисунками, поделками, лошадками, блокнотами с задачками, стаканчиками с кистями и прочими совершенно необходимыми вещами. В двух комнатах на окнах стоят цветы, а подоконник в гостиной, как ни хотелось мне держать его благостно-пустым, занимает большая пластиковая миска с лотосами. То есть так считается, что там растут лотосы, в основном, конечно, там растет тина. Но и лотосы тоже, удивляюсь их мужеству. В общем, глиняный кролик остался внизу. Нет места.

Наш старый батут сломался окончательно, и мне очень хочется купить взамен новый, настоящий садовый. Но, как правило, садовые батуты, со специальными ножками, не тонущими в земле после первого прыжка, и со страховочной сеткой делают трехметровыми. А то и четырех. А у нас хоть и большой сад, но бóльшую часть его, как ни странно, занимают деревья. Единственную лужайку занимать под батут не хочется, потому что а где тогда бегать, играть в футбол и бадминтон и выгуливать зайцев. Есть, правда, еще местечко на самом верху, рядом с забором, но на батуте собираюсь прыгать еще и я, а идея скакать на виду у толп прогуливающихся по виноградникам, меня не вдохновляет. Поэтому уже полгода ищу хороший двухметровый батут. На обычный нет места.

Хотя в нашем саду есть чем и без батута заняться. Хочешь - малину ешь или смородину, хочешь - сливу, хочешь - пойди на грядку сорви огурчик. А то просто подсунь под спину подушку и лежи себе, читай, можно на качелях, можно в тенечке на скамейке. Можно гриль раскочегарить, можно самовар. А потом сесть за стол с шашлычком и удивляться, как выросли самолично посаженные деревца за десять лет. Когда-то я мечтала о собственном, совсем-совсем собственном доме, просторном и светлом, чтоб всем хватило места. Но десять лет назад, когда у нас не было ни детей, ни сада, а теперь, даже если бы вдруг появились деньги на дом, я не стала бы покупать. За это время не только деревья выросли, я сама пустила здесь корни, прикипела к саду, к людям. А дом, куда его тут ставить-то, он-то поболе батута будет. Нет места.
Mille Feuille

Реалом единым

Если работать не на работе, а "сидеть дома" и заниматься хозяйством, то я не понимаю, откуда брать время еще и на активную виртуальную жизнь. Вот например, сегодня у нас выходной - понедельник после Троицы, у обоих детей каникулы. Выходной - значит, все магазины закрыты, а любые шумные работы запрещены. Казалось бы, за продуктами ехать не надо, газон не покосишь - нельзя, сиди себе отдыхай в своё удовольствие. Но отдыхать почему-то не получается.

С утра надо встать по будильнику - кролям плевать, что у всех белых людей выходной, им жрать охота. Потом надо покормить детей, поесть самим. Потом, когда утренняя роса спадёт, надо снова идти к кролям - выпустить их на травку в вольер. Пристроить вольер сразу к клетке нельзя, слонопотамы вытопчут его и завалят отходами своей жизнееятельности за пару дней, поэтому приходится его, вольер, все время переносить.

Перетаскали зайцев - пора приниматься за сено. Скошенной травы два больших стога, их каждый день надо постоянно перетряхивать, ворошить, чтобы сохло равномерно, а на ночь и от дождя снова собирать в стога и накрывать плёнкой.

После сена можно передохнуть, сварить кофе, загрузить стиральную машинку и заодно помыть, почистить и поставить на плиту овощи - это к обеду будет баклажанная икра. В промежутке удается немножко поиграть с детьми. В процессе дети успевают проголодаться, поэтому я на скорую руку сооружаю им второй завтрак, пока папа работает лошадью и дом дрожит от радостного детского хохота, гиканья и ржания. Потом дети садяться перекусить, а на улице внезапно начинает накрапывать дождь, который мы, вообще-то, ждали не раньше второй половины дня. Бежим срочно в сад спасать сено и укрывать зайцев. Хорошо, что дождь не сильный и зайцев можно пока не загонять обратно в клетку, её еще надо сегодня почистить. А еще утром мы увидели, как эти полоумные ушаны носятся по клетке. Было ощунение, что крольчатник развалится прямо на глазах, так он скрипел и качался. Очевидно, все-таки придется строить новый.

И на часах всего-то полдень. Допишу этот пост, приготовлю обед, потом надо будет накосить травы все тем же кролям, вечером загнать животин в клетку, приготовить ужин, погладить бельё и сделанные детьми сердечки и узоры из бусинок (тех, которые при глажке чуть плаваться и склеиваются между собой), если остается время, вместе с детьми заняться декопатчем, еще хорошо бы поставить диск и хоть полчаса позаниматься спортом. А еще хочется посмотреть какой-нибудь фильм, и покататься на велосипеде, и почитать, и доехать всем вместе до бассейна, а еще есть огород и песчаная дорожка, которая так и норовит зарасти сорняками, а еще есть куча других "надо", и вот из всего этого складываются такие насыщенные и интересные будни, которые иногда достают до печёнок, но которые я ни за что на свете не променяла бы на другую жизнь. Но времени на виртуал не остаётся, да.