Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Mille Feuille

Тётя Валли и её собачка

Жили-были-не тужили тётя Валли и дядя Вилли. А вместе с ними в том же городке Алленштайн в Восточной Пруссии жила семья дяди Вилли. Дядя Вилли был учителем, а по вечерам, после основной работы, преподавал в вечерней школе для железнодорожников. Дядя Вилли и тетя Валли нежно любили друг друга, только вот детей в их брачном союзе не случилось, и утешение тетя Валли находила в маленькой ласковой таксе по прозвищу Пурцель (Малыш). Втроем они были чудесной дружной семьей, по выходным наверняка ходили гулять по старинным улочкам, захаживали в знаменитый храм святого Якова (ныне Ольштынский собор), который в 1521 году сам Николай Коперник, бывший тогда администратором капитула Вармии, подготовил для успешной защиты от нападения тевтонских рыцарей. Тех самых, кстати, чей представитель за два века до Коперника, в 1334 году, и основал город, поставив деревянную сторожевую башню в излучине реки Лына (или Alne, "лань" по-прусски) и дав ей название Алленштайн. В том же 14 веке появилось и польское название города Ольштын.

В конце 18 века вся Вармия была включена в состав королевства Пруссия. Потом, после первой мировой войны, когда по Версальскому договору некоторые германские территории были аннексированы, южной части Восточной Пруссии (и Алленштайну, конечно) было предоставлено право самим определить свою государственную принадлежность путем референдума. И почти 98% жителей высказались за то, чтобы остаться в составе Германии. К 1939 году в городе жило чуть больше пятидесяти тысяч человек. Милый, уютный городок.

А потом разразилась вторая мировая.Collapse )
Mille Feuille

Прогулки по Скалистой горе

Там были мы с Тобиасом уже почти две недели назад, любуясь стройными шпилями соборов и очаровательными старинными улочками. Там же вполне ожидаемо выяснилось, что детям наплевать на архитектурные красоты, а гораздо интереснее швырять камни с набережной в реку. И всё в том же городе раз в день, в полдень, выходят к народу семь курфюрстов. А если вы вдруг еще не догадались, о каком городе идет речь, я подскажу: город сей впервые упоминается в 1050 году под названием, которое на древненемецком как раз и означает - "Скалистая гора". Nuorenberc. Нюрнберг.
Collapse )
Mille Feuille

Из тьмы веков

Январь всего лишь подходит к концу, а кажется, что уже середине апреля - снега у нас нет в и помине, вчера я видела первые распустившиеся весенние цветочки, не помню, как они называются, температура плюс пятнадцать, на черешне под окном вот-вот распустятся первые листочки, а я вдруг решила написать о рождественских рынках. Тому есть две причины. Во-первых, вчера я получила задержавшийся в пути подарок к новому году. Во-вторых, в нашем городке в эти выходные проходит средневековый фестиваль - с песнями, танцами, глотанием огня, уличными продавцами жареных каштанов и ярмаркой, на которой можно купить абсолютно все - от холщовой рубахи и мягких удобных туфель до оружия и кованых тяжеленных ожерелий. Все - настоящее. Ну или КАК настоящее. Кстати, если вы придете на фестиваль одетыми как полагается, то вас ждет скидка - вход за полцены.
А полтора месяца назад Средневековье вдруг окутало один из соседних городов, старинный Эсслинген. В центре города не слышно стало далеких и таких вдруг чужих машин, навязшие на зубах приторные мелодии каруселей не врывались сюда грубым напоминанием о двадцать первом веке, и даже с электрическими праздничными гирляндами там просто мирились.

Collapse )
Slonik

До Голландии и обратно

В Голландии мы были всего сутки. Хартмуту надо было туда по работе, а нам не захотелось оставаться дома одним. К слову, Хартмут очень обрадовался тому, что мы собираемся разделить с ним тяготы командировочной жизни. И вот мы собрались и в четверг после завтрака отправились в путь. Пункт назначения - город Эйнховен (Eindhoven).
Collapse )
Mille Feuille

"Die Liebe höret nimmer auf"

Если пройти несколько шагов по моей улице, то за виноградным холмом, что весной радует взгляд свежей зеленью, а осенью оглашается радостными криками виноградарей, откроется еще один холм, чуть вдалеке, а на нем наблюдатель увидит красивое и величественное, словно парящее в воздухе сооружение в античном стиле, а над ним - золоченый крест, в ясную солнечную погоду сияющий огнем, словно невиданная звезда. Пеший путь на вершину холма кажется простым, но на деле долог и извилист, дорожка петляет среди виноградников, то взбираясь, кряхтя, наверх, то весело сбегая вниз. Есть и другой путь - на автобусе, но к вершине все равно придется карабкаться самому оставшиеся двести-триста метров. Не испугавшийся же испытания путник, добравшись до подножия мавзолея, так напоминающего маленький античный храм, остановится в немом почтении перед входом и прочтет надпись, от которой у не в меру эмоциональных барышень начинает першить в горле, а слезы сами наворачиваются на глаза, и замрет ненадолго, и вспомнит, может быть, о том, кто высек эту надпись, и коснутся на миг загрустившей души мимолетные думы о вечном и бесконечном, а потом очнется душа и вернется к привычным делам и заботам, потому что хлопотно это - долго думать о вечности, и пойдет себе путник дальше, но нет-нет, да и встрепенется сердце, заноет сладко, разбуженное неясными воспоминаниями, и наполнится щемящей радостью, потому что ведь любовь и правда не умирает. И горят на солнце золотые буквы над входом: "Die Liebe höret nimmer auf" - "Любовь никогда не умрет".


Collapse )